Слова великих людей

"Умейте прощать, ведь это свойство сильных. Слабые никогда не прощают"
- Махатма Ганди

Когда погибнет мир...

Категория: Смерть
Опубликовано: 13.07.2014

Трагическое мироощущение всегда было свойственно человеку. Уже на том раннем этапе развития, когда он был способен делать самые примитивные выводы – уже тогда он осознавал конечность бытия. Животные не умирают: они не знают, что такое смерть, они ее просто не осмысляют. Смерть придумали люди. Люди поняли, что она есть. Страх перед катастрофой – настолько отчетливый, что он был запечатлен в эпосе, а позже и в Библии, долгое время бывшей важнейшей из книг – на самом деле этот страх очень хороший признак. Человек стал понимать, что есть не только «я»: есть «мы», и если вдруг случится непоправимое, нечто такое, что невозможно себе подчинить - «мы» тоже погибнем... благоговейный ужас перед таинственным сделал человека менее эгоистичным.

Понятие о катастрофе как универсальном средстве наказания, а заодно и очищения земли от грешников, существовало испокон веков. Нужно признать: общество развивается по спирали. И литература тоже развивается по спирали. Лучшие катастрофы придумали до нас. Мы лишь интерпретируем их под современную ситуацию.

За две тысячи лет до нашей эры был создан миф о Гильгамеше, в котором вселенский потоп уничтожает все живое. Почти через две тысячи лет эту историю повторила Библия. И вот – еще две тысячи лет спустя фантасты снова возвращаются к этой теме: всемирный потоп, гибель цивилизации... О да, мы повторяем историю! но то, как мы ее повторяем...

«Пропасть разодрала на две части весь материк через горный хребет от берега до берега океана. Открывшаяся бездна была полна огня. Океан устремился в эту огненную бездну. Вода превратилась в пар и рвала материк еще больше...» - пишет Беляев. Перед нами классическая картина: стихийное бедствие, неподконтрольное человеку, уничтожает все на своем пути. Фактическая калька с древних мифов, если не учитывать небольшой разницы: все-таки пару-тройку тысяч лет назад главным орудием массового поражения была вода. Вода – живительная сила, вода способна давать жизнь; стирая с лица земли старую цивилизацию, древние боги предполагали зарождение новой. Вода как стихия в этом плане универсальна: она смывает скверну, очищая землю от греха, она же позже и породит новую жизнь... А что способно породить пламя, так часто фигурирующее в современной литературе? Из огня рождается разве что Феникс, да и то он скорее исключение, а не правило. Огонь знаменует конечную фазу уничтожения. Огонь не способен породить новую жизнь, а если жизнь все-таки возникает – она уже аномальна и противоестественна: возникшая не по законам природы и даже вопреки им, эта жизнь принимает извращенные формы. Здесь тьма вариантов: вирус, поразивший только мужчин и заставивший женщин искать новый путь к выживанию (Д. Расс); гибель человечества и эволюция домашних животных до разумного уровня (Л. Дель Рей)... Список можно продолжать до бесконечности, фантазия писателей безгранична, но факт остается фактом: если в древности боги уничтожали цивилизации чтобы породить новые, то современный мир погибает окончательно, без права на реабилитацию... Почему? может быть потому, что боги изменились и вместо бога у нас теперь человекобог?

«Лишь стихийные бедствия да человек могли нарушить этот изначальный ход вещей» - писал Айтматов в «Плахе». Такое мировосприятие свойственно только современному обществу: человеческое вмешательство уподобляется разрушительному стихийному бедствию, и причиной гибели человечества является сам человек. Круг замыкается.

В древних мифах боги карали людей за нарушение установленных правил. В мифологии современной человек сам занимает место бога и, как вывод, сам карает себя. Исключительное право вешить правосудие отнято у бога и передано богочеловеку, но в этой привилегии и есть самый главный подвох. Снова вспомним Айтматова и финал его «Плахи»: только после мести волчицы Акбары, Бостону открывается «страшная истина»: весь окружающий его мир на самом деле живет в нем; человек не просто часть вселенной – он вся вселенная; на таком уровне развития он действительно достоин быть наполовину богом, но все же на вторую половину он продолжает оставаться человеком. Не будучи в силах выдержать слишком жестокой мести волчицы, Бостон едва ли не погибает: он остается жив лишь физически, но утрачивает свой внутренний мир... И Вселенная умирает. Человек, одновременно будучи и миром, и богом в нем – он становится еще и палачом для самого себя, а это и есть конец света. Потому что если нет бога, который мог бы заново создать мир, и нет мира, который мог бы существовать без бога – что тогда остается? – Ничего. И цивилизация не сможет возродиться. Ее просто некому будет возрождать.

Посетители страниц